Дробление бизнеса: незапрещенное нарушение

Термины «искусственное дробление бизнеса», «схема дробления бизнеса» активно используются налоговой при проведении проверок и составлении актов. Совершенно законные и экономически целесообразные действия налогоплательщика по распределению прибыли (и связанных с ее получением рисков) на нескольких юрлиц или ИП, применяющих упрощенную систему налогообложения, воспринимаются налоговиками как самостоятельный состав налогового нарушения. При таком ведении дел налогоплательщик рискует стать «нарушителем закона» не на основании решений судов, а исходя из мнения налогового инспектора об «умысле на применение схемы дробления бизнеса», зафиксированного в акте проверки, с доначислением значительные сумм недоимок, штрафов и пеней, а иногда – и возбуждением уголовного дела.

Проблема «фискальной предвзятости» правоприменительной практики и налоговых органов дошла до Конституционного Суда РФ, который и высказался на этот счет определением от 4 июля 2017 года по делу № 1440-О. Суд не принял к рассмотрению жалобу гражданина Бунеева Сергея Петровича, вина которого (по мнению налоговой), состояла в следующем.

Налоговый орган по результатам налоговой проверки ООО «Мастер-Инструмент» пришел к выводу о том, что «общество в результате искусственного дробления бизнеса (путем создания группы взаимозависимых организаций и индивидуальных предпринимателей) получило необоснованную налоговую выгоду, выразившуюся в уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, налогу на добавленную стоимость и единому налогу на вмененный доход за счет использования налогоплательщиками, входящими с ним в группу, специальных налоговых режимов». Придя к таким выводам (самостоятельно, без решений судов!), налоговый орган доначислил обществу суммы указанных налогов в том размере, в каком общество должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участие в предпринимательской деятельности.

То есть, само существование группы взаимозависимых ИП и юридических лиц, использующих УСН, налоговая посчитала успешной реализацией «преступного» умысла по уходу от налогов; по мнению налоговой, такая «взаимозависимая группа» должна была вести бизнес как одно юридическое лицо (которое, естественно, не вписывалось бы в УСН).

Арбитражные суды первой и вышестоящих инстанций поддержали налоговую. Верховный Суд РФ также не принял кассационную жалобу, указав, что «рассматривавшие данное дело арбитражные суды сочли доказанным взаимозависимость и аффилированность общества и его контрагентов», а также что «налоговым органом были доказаны направленность действий общества на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды и правильно определены подлежащие уплате суммы налогов на основании имеющейся в его распоряжении информации о налогоплательщике».

Иными словами, ведение хозяйственной деятельности со взаимозависимыми (аффилированными) лицами на УСН может совершенно правомерно восприниматься налоговой как по умолчанию доказанный умысел по «уходу» от налогов.

Далее последовало обращение в Конституционный Суд РФ (поскольку выше уже некуда) с требованием признать неконституционными нормы Налогового кодекса РФ, позволяющие налоговикам (и судам) подобным образом привлекать предпринимателей к ответственности. Как сказано выше, Конституционный Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению. В определении об отказе, в частности, указано: «Конституционный Суд Российской Федерации также подчеркивал, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлении в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями».

Оценка того, насколько правомерен выбор предпринимателем контрагента с упрощенным налоговым режимом, не злоупотребляет ли налогоплательщик своими полномочиями, не сокращает ли поступления в бюджет, оставлены, таким образом, на усмотрение самих налоговиков.

Должно ли взаимодействие бизнесмена с взаимосвязанным или аффилированным лицом на УСН восприниматься им как фактор опасности? В нынешних условиях – несомненно. Правоприменительная практика однозначно свидетельствует, что сегодня даже полностью законные операции со взаимозависимыми и аффилированными лицами на УСН – зона повышенного налогового риска с труднопрогнозируемыми последствиями.

Поделиться новостью в соц.сетях

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *