Александр Хандрико: специфика наших заказчиков – летом ждем, зимой делаем фасады

Член совета КРО «ОПОРА РОССИИ», руководитель компании «Инвест-Строй» Александр Хандрико – пример бизнесмена, который прошел путь от простого разнорабочего до владельца успешного предприятия. Его системный подход и глубокое понимание нюансов строительства помогают находить эффективные решения даже не в самых благоприятных для этой отрасли условиях.

Как вы пришли в строительный бизнес?

Началось все с того, что не было возможности учиться. После школы попробовал поступить в киевский вуз, поступил и отучился там полтора года. Но потом стало нечем оплачивать обучение, и я вернулся обратно в Симферополь. Как и перед многими 18-летними безработными встал выбор: либо непонятно где и с кем шляться, либо начинать хоть какую-то копейку зарабатывать. Сначала были разные подработки – мойки, парковки, еще много чего. И тогда мой друг детства предложил: пошли на стройку, поможешь мне бетон носить. Прошло где-то полтора года и у меня сложилось понимание: если работать по-настоящему, то можно неплохо зарабатывать даже на том, что таскаешь бетон.

А потом мой тесть сказал, что учиться все-таки нужно. Я закончил техникум по специальности «плиточник». После этого строительство, что называется, затянуло. Укладка плитки мне нравилась, постоянно смотрел на старших коллег, всем интересовался. Но, опять же, каждое дело требует грамотного подхода. Пусть даже будет тяжело, тем более людям с моей комплекцией.

Плиточником я поработал еще полтора года, а в 22 года поехал в Севастополь – меня попросили организовать людей на большой объем. Помню, был январь, я собрал знакомых ребят и мы выдвинулись. Поработали два месяца и руководители стройки говорят: «парень нормальный, давай сделаем его прорабом». Ну, развитие есть – из подмастерья в прорабы, стало еще интереснее. Тот объект оказался серьезной школой: на нем трудилось триста человек, каждый день я в буквальном смысле изнашивал пару обуви. Севастопольские учредители назвали меня кризис-менеджером и затем предложили вести одновременно три-четыре стройки. Тогда я уже понимал и организационные моменты строительства, и технологии различных процессов. Плюс я вместе с ребятами делал и кровлю, и фасады, и ту же плитку. В общем, получил полное представление.

Поэтому когда вернулся в Симферополь, само собой подразумевалось, что дальше буду развиваться в этом направлении. К тому же приехал товарищ – мой теперешний кум, который предложил организовать строительный бизнес. Мы открыли, как тогда называлось, частное предприятие. На тот момент все происходило в индивидуальном порядке, по рекомендациям: один обратился, другой. И к 2013 году появились какие-то обороты, какие-то деньги.

То есть, Крымскую весну вы встретили, крепко стоя на ногах?

Скажу так: у меня в жизни две совершенно разные строительные истории – до 2014 года, и после. К началу Крымской весны у меня был серьезный подряд на стадион, хорошие наметки на будущее. И в переходном периоде я даже иногда задумывался: вот только-только все начало работать, как мы хотели. Но при этом не скажу, что о чем-то жалею в плане бизнеса. Тем более, если говорить о моральных и патриотических соображениях.

Но в направлении строительства по законам Российской Федерации, особенно на первых порах, нам было очень сложно. Сначала мы просто не понимали, как дальше работать. В 2014 году мы открыли ООО, точнее – выкупили у приятеля то, что было зарегистрировано еще в 2010 году. С того момента начали вникать в российское законодательство, в новые принципы организации строительства. Фактически, многое пришлось начинать с нуля: часто ездил в командировки, перенимали опыт, общались с российскими коллегами.

Какие основные проблемы в своей сфере вы бы отметили?

Никогда не стесняюсь этого говорить, да и первые лица республики отмечают, что наша строительная отрасль хромает. Например, в 2015 году у нас действовало постановление об упрощенной системе отбора подрядчиков для работ по 44-му закону. Мы, как подрядчики, не видим ничего плохого в том, что заказчик сам выбирает себе исполнителей. Но наверху в этом усматривают коррупционные схемы. Ведь далеко не все готовы поверить в кристальную честность строительных компаний. Тем более, если есть примеры того, как строители с материка заходят в Крым, берут авансы, а затем исчезают. А крымчане, в свою очередь, в таких условиях просто не «вывозят», потому что не знают, как поступать. Отсюда все эти срывы выполнения ФЦП, возвраты денег в бюджет и так далее.

Добавьте к этому и то, что коллеги с материка сильно демпингуют. Вот и получается: ты знаешь рынок рабочей силы, рынок материалов, начинаешь торговаться по поводу объекта, исходя из реальной стоимости всех затрат. Соответственно, опускаешься в цене до определенной планки. Тогда как «материковые», не зная рынка и всех нюансов, готовы «упасть» до 50% от первоначального предложения на торгах. Я откровенно заявляю: это – бред. Нельзя по таким ценам выполнять работы с учетом сложностей в логистике, из-за которых расходы на строительство в Крыму объективно выше.

А сейчас, поскольку Крыму выделяются деньги, весь материк старается сюда попасть. Например, в Ямало-Ненецком округе или Якутии посчитали, что объект стоимостью пять миллионов они сделают за два. Но потом приезжают на место, смотрят на порядок цен и заявляют: «мы этого делать не будем».

Так что хотелось бы появления более понятных правил игры и защиты интересов крымских строителей.

На чем специализируется «Инвест-Строй»?

Мы можем выполнить любые работы, но последние два-три года занимаемся в основном кровлями и фасадами. Школы, детские садики, многоквартирные дома по всему Крыму, здание правительства Севастополя делали. В принципе, стройка сама тебя направляет и ты понимаешь, в какой нише комфортнее всего находиться.

Предварительно, конечно, внимательно изучаем всю документацию, сметы и рассматриваем наиболее интересные варианты. Потому что, исходя из практики, те же объекты ФЦП, как правило – типовые. То есть, федеральные ведомства берут за основу уже построенные здания. Но в таком случае не учитываются, к примеру, особенности местности на выделяемом под застройку участке. Отсюда – большой процент невыполненных объемов по ФЦП и масса взаимных претензий. Кроме того, на подрядчика ложится множество дополнительных расходов, которые изначально не были учтены проектировщиками.

Так что в большие стройки с аббревиатурой «ФЦП» мы стараемся не ввязываться – слишком большой риск. По этой программе мы сделали два объекта, но теперь подходим к таким предложениям, что называется, с холодной головой. Да и вообще к любой стройке нужно подходить крайне взвешенно. Это же не детский конструктор, который можно разобрать, если что-то не понравилось. Речь идет о больших средствах, персональной ответственности и подрядчиков, и заказчиков. Хотя есть много примеров, когда по неопытности люди делают, как хотят и надеются на то, что и так сойдет.

Для выполнения своих объемов привлекаете субподрядчиков?

Да, это субподрядчики, однозначно. В текущем году, к примеру, привлекали товарищей с материка. Хотя основной костяк – проверенные местные специалисты. Опять же по своему опыту могу сказать, что большинство приглашаемых специалистов – это постоянная текучка. Только 10% – те люди, с которыми ты можешь сотрудничать на постоянной основе, и на которых можешь железно рассчитывать. Тем более, когда устанавливаются крайне жесткие сроки. А ведь именно так зачастую и бывает с бюджетными заказами: летом ждем, а зимой фасады делаем.

Поделиться новостью в соц.сетях

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *