Игорь Слипец: «Для предпринимателя его бизнес — это и есть главное увлечение»

Игорь Слипец — создатель брендов Garry’s, «Гаридзе», «Гарини» и «Гарикудза», входящих в стремительно растущую крымскую сеть ресторанов Slipets Group. В интервью для рубрики «ОПОРА» в лицах» Игорь Слипец рассказал, как он решает проблему кадрового голода, почему для ресторатора важно научиться работать с грузинской кухней и кто производит лучшую в России говядину.

— Игорь Евгеньевич, Вы много лет занимаетесь продажей компьютерной техники, компания «Индикатор» до сих пор является заметным участником этого рынка в Крыму, а ресторанный бизнес открыли сравнительно недавно. Сфера общественного питания – это ваше увлечение или скорей просчитанная бизнес-стратегия?

— Ресторанным бизнесом я хотел заняться давно, но на решение открыть собственную сеть заведений повлияло состояние рынка IT-индустрии в России.

Пять лет подряд доходы населения не росли, а скорее падали, если раньше люди тратили деньги на машины, телефоны и компьютеры, то сейчас не тратят. В 2018 году рынок компьютерной техники в стране сократился на 20%, в 2019 — ещё на 30%. Поэтому сейчас у компании «Индикатор» рентабельность снизилась.

А еду люди покупают и всегда будут покупать. С 2014 года мы открыли уже 10 заведений в Симферополе, по одному в Севастополе, Евпатории и Красноперекопске, планируем открывать в Феодосии. Было заведение в Ялте, но его пришлось закрыть, потому что зимой там людей не было, а арендная плата круглый год примерно одинаковая.

— То есть в ресторанном бизнесе Вы уже пять лет, а вообще как давно Вы в бизнесе?

— Работать я начал ещё на втором курсе университета. В 90е годы мой отец занимался продажей компьютеров, а когда в 1998 году в стране произошёл экономический кризис, его компании потребовалась перезагрузка. Сначала я работал обычным продавцом в магазине, затем стал директором магазина, ну а дальше уже развивал свой бизнес.

— В вашей сети представлены несколько форматов, это бургеры, итальянская, грузинская и японская кухни. Такой выбор обусловлен личными кулинарными предпочтениями?

— Моё личное предпочтение — это бургеры. Во всех путешествиях я везде пробую местные бургеры, и у меня появляются новые идеи. Остальное — скорее дань моде. Например, увидев, как развивается одна сеть ресторанов в Симферополе, я подумал, что выгодным направлением может стать грузинская кухня. Съездил в Грузию, изучил ситуацию, выбрал лучшие блюда самого посещаемого ресторана и решил перенести их в наши заведения.

Грузинская кухня оказалась самым тяжёлым направлением. Почти каждый посетитель наших ресторанов имеет своё представление о том, какими должны быть грузинские блюда, поэтому люди часто делают неуместные замечания.

Но, начав с самого тяжёлого, мы впоследствии смогли довольно легко переключиться на другие направления. Сейчас наш шеф-повар тянет и грузинскую и итальянскую кухни. Ведь с итальянской кухней намного проще – сварить макароны или сделать пиццу каждый может и дома.

Проще оказалось и с Японией. Там востребован довольно стандартный набор – все берут роллы с угрем и красной рыбой, ну и том-ям, который вообще не японское блюдо. Вообще, мне кажется, что японская кухня в привычном у нас понимании – это скорее постсоветское явление, в самой Японии таких блюд нет.

— Каким будет следующее направление?

— Сейчас у нас пять форматов: Garry’s, «Гаридзе», «Гарини», «Гарикудза» и Garry’s Loft. Последнее — это гибрид кафе и ресторана, ведь сейчас грань между кафе и ресторанами стирается, поэтому мы решили вынести его в отдельный формат. Шестой кухни, которую можно вынести в отдельный формат, пока нет. Так что мы плотно занимаемся открытием новых заведений в Симферополе, будем расширяться на крымские города. А когда займём все города Крыма — будем расширяться на материк.

— Мясо для Ваших заведений поставляет крупная российская компания «Мираторг». Это связано с тем, что в Крыму не производят достаточное количество мяса?

— Я считаю, что компания «Мираторг» поставляет реально самую лучшую говядину. Один раз мы брали мясо в другом месте — и это было очень невкусно. А когда работаем с «Мираторгом» — всё нормально, всё получается.

— Меню в Ваших заведениях — это Ваши идеи, или Вы больше склонны полагаться на мнение шеф-поваров?

— Все блюда в нашем меню — это реализация моих идей. Кроме Японии.

— В последние годы Вам приходилось сталкиваться с фактами административного давления на бизнес?

— Все проблемные моменты были только в Украине. Тогда сложности и государственными структурами происходили каждый месяц. Но я не вижу смысла сейчас вспоминать старое. После 2014 года подобных проблем у нас не возникало. Мы работаем полностью «вбелую», по всем стандартам, платим все налоги, и поэтому я сплю спокойно, чего в Украине не было.

— Отсутствие в Крыму крупных российских сетей общественного питания — это конкурентное преимущество или скорей повод насторожиться по поводу перспектив развития сферы общественного питания в регионе?

— Безусловно, это преимущество.

— А с чем, на Ваш взгляд, связано то обстоятельство, что очень многие рестораторы, приехавшие в Крым из материковой части России, в итоге закрывают свой бизнес?

— Ко мне неоднократно обращались с предложениями о покупке ресторанов владельцы, приехавшие с материка. Каждый из них думал, что его бизнес-модель здесь будет работать так же, как в других регионах. Но спустя полгода-год понял, что Крым — особый регион. Здесь большая проблема с персоналом, у людей часто завышены требования к размеру зарплаты при необходимых профессиональных навыков.

— И как Вы эту проблему решаете?

— Выращиваем своих специалистов. Сейчас у нас в ресторанах работает больше 200 человек. У нас есть инструкторы, которые обучают персонал, созданы условия, чтобы люди могли расти развиваться, видели, приходя в компанию, возможности роста, в том числе — роста доходов. Человек без высшего образования и опыта работы может через полгода работы у нас получать 30-40 тысяч рублей в месяц. По-моему, для 19-20-летнего это нормальная зарплата.

— В конце прошлого года Вы вступили в Крымское отделение «ОПОРЫ РОССИИ». Каковы Ваши ожидания от участия в деятельности организации?

— Пообщавшись с председателем Крымского республиканского отделения Сергеем Лапенко, я понял, что главная задача организации — это выстраивание эффективной коммуникацией между бизнесом и властью. Я считаю, что это — важная задача и поэтому вступил в «ОПОРУ РОССИИ».

— При управлении таким количеством проектов, время на хобби, увлечения у вас остаётся?

— Мне кажется, что для предпринимателя его бизнес — это и есть главное увлечение. Да, я путешествую, занимаюсь спортом, читаю книги, хожу в кино. Но это скорей досуг, чем увлечения. Основное увлечение — это, конечно, работа.

Читайте также

Фуркан Унлю: «Мы открыты любым идеям, которые нам могут предложить в «ОПОРЕ РОССИИ»

Людмила Янковская: «Я всегда понимала, что надо двигаться вперёд»

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *